Ради Биткойна, остановите это! (дубль два)

В этой статье, не вписывающейся в привычные стандарты “блокчейн фетиша”, мы рассмотрим проблему ICO, сверх-инвестирования в них, а также проблему поиска отличий между настоящими компаниями и скам-проектами. Эксклюзив BitNovosti.com v 2.0.

Дорогие читатели, редакция просит трезво подходить к оценке риска возврата средств, вложенных в разнообразные ICO, в том числе и анонсируемые в нашей ленте новостей – то есть проводить собственный due dilligence компаний, куда планируете вложиться, и не следовать ставшему в последнее время стандартным стереотипу “сейчас вложу битка, завтра они выйдут на биржу – обратно вытащу десять, а может и сто, если повезёт”. По статистике венчурных фондов, 95% стартапов из проинвестированных этими фондами на посевной стадии (“под идею”) просто не выживают. Из 5% выживших, в новый Google, Microsoft или Amazon вырастают единицы, которые и покрывают издержки венчурного фонда на 95% стартапов, которые благополучно собрали деньги, освоили их, и издохли.

Update: Первая версия этой статьи, вышедшая неделю назад и магическим образом пропавшая с Главной сайта (меня никогда так часто не просили дать ссылку на какую-то статью, может все так удалять?) вызвала достаточно негативную реакцию со стороны представителей проекта ICO Polybius в России. Предлагалось статью немедленно удалить, а автора V, ну то есть “тролля” – уволить. Да, прям так и предлагалось.

Угроза юризмом, да ещё и от HashCoins, если через 30 минут (почему не 45?) не удалится статья, у-у-у… Когда мы на 1 апреля выпустили шуточную новость, где мягко обыграли тему BitFury, я отправил ссылку на статью их юристу но никаких судебных исков не последовало, наверное, даже статью не читали. Настоящей компании есть чем заняться – я так думаю.

HashCoins кстати, это якобы сторонняя организация. Дело нешуточное, так что статью удалили в течении часа (это же Битновости!), а меня уволили – как и приказали Повелители из HashCoins. Поэтому я просто взломал Битновости и публикую эту статью тут сам, (как и первая) долго висеть она не будет, так что спешите расшаривать в соцсетях, копировать на жёсткие диски и т.п.

В связи с тем, что некоторые комментаторы (т.е. агенты HC) уже выясняли WHOIS Битновостей (видимо, для составления судового иска за чрезмерно правдивую статью) я решил немного изменить формат статьи. Теперь я уже не утверждаю, что HashCoins является, как и ICO Polybius, и прочие проекты коллектива HashCoins, скам проектом. Нет, я лишь выложу некоторые дополнительные материалы, указывающие на… Даже не знаю, на что. А вы как думаете?

В публикуемый апдэйт изначальной статьи включены комментарии по поднятым темам со стороны Hashcoins / Emercoin / Polybius.

New!!!

Итак, для начала давайте посмотрим, чего я там новенького нарыл за эти 3 дня, пока постоянные читатели сайта активно интересовались на русскоязычных форумах, куда же пропала статья про ICO Polybius. А нарыл я интересный подкаст “Junseth’s World” на SoundCloud, посвященный криптовалютам и вы не поверите – его автор догадался сделать то, чего не сделал я – взять комментарии непосредственно у человека, имеющего отношение к проекту ICO Polybius – Дэниела Хоиденшийльда, занесённого в список советников:

Так как в первой версии этой статьи было “маловато” фактов, и многие на это пожаловались, что доказательства не раскрыты в полной мере, в частности … То я решил чуть подробнее всё раскрыть и показать, так чтобы у юристов из HashCoins, которые будут изучать эту статью, возникло больше вопросов к собственно Polybius, нежели ко мне. Будем разворачивать “аргументы” по очереди. Сначала выкладываю всё новенькое (для тех, кто успел застать предыдущую версию статьи), а затем – и старенькое, для новых посетителей.

Подкаст Junseth’s World

Можете открыть в новой вкладке и слушать параллельно чтению, а то вдруг я это всё придумал а в подкасте рецепт вишнёвого пирога? Также полезно тем кто учит английский.

-=-

Это Джансонс Ворлд подкаст. Привет, дорогие слушатели, сегодня у меня есть отличный маленький подарок для вас, это интервью с Дэниелем Хейденшильдом… или Хоиденшайлдом, насчёт проекта Polybius, вообще-то они – партнеры с Ernst & Young, и его имя фигурирует в проекте в качестве одного из советников. Вобщем… он согласился на шоу, и говорил со мной по телефону в основном про Полибиус. А это у нас – ICO, которое вроде бы революционизирует банковский сектор. Я – скептичен, он – нет.

Но ничего страшного, на самом деле, я был ошеломлен всеобщим смирением и – это грустно… я думаю, что он более, более… оптимистичен, чем я, относительно честности и прямоты людей, проводящих эти ICO. И ещё стоит добавить, я думаю что он дал довольно много критики насчет этого, так что… я надеюсь, что вы насладитесь этим интерью так же, как я во время его проведения.

Я не думаю, что это интервью настолько же смешное, насколько остальные в нашем стиле… но я думаю, оно черезчур информативное, очень важное! Учитывая, что все эти ICO проходят прямо сейчас, и многие хотят, многие хоо-о-о-о-тят… поговорить про них. Итак, мы начинаем, откиньтесь назад, наслаждайтесь!

Джансонс Ворлд (JW): Привет!

Дэниель Хейденшильд (DH): А да, у меня есть примерно… есть 20 минут.

JW: Окей… отлично.

DH: Перед следующей встречей, но… Я тут типа продюсирую Старбакс, не знаю, ты можешь использовать аудио из звонка, можешь просто похватать потом несколько цитат…

JW: Та да, я готов использовать аудио. Так, ну… поехали! Ха ха, ведь у нас всего 20 минут осталось.

DH: Окэй, Окэй.

JW: Итак, вы с Полибиус, правильно, ICO?

DH: Угу…

JW: Вы – советник…

DH: Нет, я партнёр в Ernst & Young.

JW: ОК, итак – вы партнёр Ernst & Young… и сейчас типа, работаете с Полибиус?

DH: Да, у нас есть бизнес с криптовалютами, знаете, крипто направление (ветер), есть Commentas, есть несколько крупных компаний, мы с ними активно работаем, со стартапами, с думающими начинающими людьми, мы также имеем отношение к Digital Switch и ряду других вещей, так что… Мы типа, глубоко погружены в эту тему, так что… и банк Polybius был тем проектом, над которым мы работали, на протяжении последних нескольких месяцев, так что…

JW: Окэй.

DH: Так что, мы знали, что они собираются идти на сбор средств (ICO), и у них был достаточно хороший, эм, эм… эм, прогресс, в Эстонии, в стране Европейского Союза, стране, которая какбы официально даёт разрешение на цифровые паспорта (digital ID, или Estonian E-Residence), и это тот шаг, который является критическим в плане дальнейшего продвижения и действий, ну знаете, полного движения в цифровой мир.

JW: Ага.

JW: И в Эстонии, вы знаете, это первая страна в Евросоюзе, которая типа позволила цифровым ID существовать. Так что, на основании этого, эти парни сказали, что: ну вот, основная работа выполнена, настало время строить настоящие, действительно цифровые банки, понимаете, и вот откуда появилось ICO Полибиус… И мы говорили с парнями оттуда, у них… очень амбициозное видение, как можно не только изменить банки, но также и то как множество других сервисов доставляются потребителям, и это, ну знаете, достаточно впечатляет; У них также есть очень хорошая поддержка от HashCoins, как вы можете увидеть, увидеть на веб-сайте, авторитет HashCoins стоит за ними, так что, это…

JW: На самом деле, я в этом немного покопался. А вы же бухгалтер, правильно?

DH: Да.

JW: Что вы делаете, аудит, какие типы аудита вы делаете?

DH: Я пришёл из… гхм, (смеется), знаете, я пришёл из большой аудиторской фирмы, отдел, в котором я работаю, это типа менеджмент-консалтинговый отдел.

JW: Окей. Ну давайте поговорим об этом, потому что HashCoins на самом деле владеет Polybius, не так ли?

DH: Да, ну то есть, ну… да, я имею ввиду, право владения (ownerhip) сейчас несколько странное, потому что токены, ну знаете, токены, эм, недавно был запуск чтобы получить финансирование, и также банковскую лицензию, и мне это нравится…

JW: Да, но вы… то есть это и есть мой вопрос, вы и я прекрасно знаем, что токены не предоставляют никаких фидуциарных обязательств инвесторам, это просто токены, то есть никаких активов на самом деле не даётся инвестору, верно? Ничего не даётся этим держателям токенов?

DH: Да, я имею в виду, нет никакой гарантии… и в кошельке нет функции запроса на возврат

JW: Да, и кто-то на самом деле владеет Полибиус, у него есть владелец, это HashCoins, не так ли?

DH: Ага. Ну, у них имеется законная компания, в Эстонии, верно?… Они должны были создать такую, чтобы быть типа… осмотрительными. Есть еще несколько других парней, которые также связались с этой компанией, наверное, это основатели и еще какая-то группа, но я не знаю, кто это. Кто на самом деле стоит за этим.

JW: Так.

DH: Так что я думаю всё будет становиться намного более прозрачным, когда, ну знаете, когда она подадут заявку на получение банковской лицензии.

JW: Так вот я имею ввиду, в этом же мой вопрос к вам, Дэниел: не думаете ли вы, что это немного опасно, иметь недостаток прозрачности, потому что, например – кто владеет собственно компанией, которая проводит ICO, в White Paper об этом абсолютно ничего не сказано? И еще, как мы уже говорили, нет фидуциарных обязательств, как результат распределения этих токенов, так что будут ли реально держатели монет иметь не более, чем обещание выплаты дивидендов. И в дополнение к этому: и у них даже ещё нет банковской лицензии, не так ли?

Вопрос BitNovosti.com команде Hashcoins / Polybius: Что насчет фидуциарных обязательств, они будут введены в Whitepaper до окончания сбора средств и оциально подтверждены на уровне Совета Европы (как заверял Ходеншильд) и властей Эстонии? Хотя бы краткая заметка?

Ответ: ICO-токен пока ещё не является юридическим понятием, поэтому присвоение ему фидуциарных обязательств на законодательном уровне сегодня невозможно. На текущий момент, обязательства по токену гарантируются репутацией команды проекта Polybius и его советников. К тому же, мы планируем добавить в токены механизм голосования, который в будущем позволит нам ещё сильнее прислушиваться к мнению владельцев токенов. Мы придерживаемся концепции founder first — и будем делать всё от нас зависящее, чтобы никого не разочаровать.

DH: Нет, у них нет банковской лицензии, это, это… успех ICO будет определять направление их движения. Опасно ли это? Э-э-э…

JW: Но владение, владение! Не указано в White Paper, так что проведение этого ICO без разглашения самого интересного элемента во всём этом… что, HashCoins на самом деле владеет Polybius.

DH: Нн-н-у да, а… (и это тот момент, когда он понял, в чем загвоздка – почему бы не проводить ICO под маркой HashCoins,если это такая святая компания? – прим. V)

…Я имею ввиду то как это… так, так что… это, наверное, не секрет.

JW: Это всё-таки секрет, ведь это важно, не так ли?

DH: Ну, ммм, если у вас будет на самом деле актив, перед ICO, если у вас есть кучка действительно хороших технических парней…

JW: Я понял, понял. Это на самом деле не секрет, потому что вы и сам точно не знаете, владеет HashCoins организацией Polybius или нет.

DH: Я знаю что у них есть… знаете, есть серьёзные инвесторы, стоящие за проектом, они… Я не знаю, кто владеет ими.

JW: Ясно.

DH: Я, я… не знаю, как это управляется…

JW: Понимаю. Сколько денег HashCoins вложили в этот проект? Ну, то есть, давайте быть честными, у нас имеется проект который не показал никакого прогресса: у них нет банковской лицензии, у них вообще ничего нет, в смысле технологий. У них есть только обещания всяких штук.

DH: Я, я буду первым кто сообщит, что они очень амбициозны. И их намерения… Я имею ввиду, посмотрите на те активы, которые имелись у них перед стартом ICO. Что у нас было так это White Paper и вполне хорошее видео. Это хорошая история, где правительство хочет сотрудничать, и там есть классные дети.

JW: Да, но … этот токен…

DH: …И там еще несколько парней …

JW: …Да, да, и у нас есть токен, который не предлагает никаких активов, и обещает дивиденды, но… в дополнение к этому…

DH: Это ограниченные токены…

JW: Да ограниченные…

DH: Никакая законная компания за ними не стоит….

JW: У них есть Hash…

DH: …Э, э, ну,…

JW: …У них есть HashCoins. … Да. Окей. Так вот в этом мой вопрос к вам – вы их партнер, почему там есть ваше имя?

DH: Это компания, которая, понимаете, скорее всего не одобрила бы банк Polybius в виде банковского учреждения. Но то, как был использован бренд, и все эти обсуждения вокруг него, ну знаете… HashCoins это продвинутый, эээ, бренд, в криптовалютах, и смарт-контрактах, и Биткойне. Верно?

JW: Они на самом деле…

DH: И…

JW: Они на самом деле – компания облачного майнинга. А такие компании обычно взрываются скандалами, как результат типа, наличия в основном, проданных майнеров, которые не материализуются в жизни, или предоставлением майнинга, который на самом деле не существует; знаете, в чём бы ни состояли детали, в основном, люди только жалуются насчёт облачного майнинга. Ну, они вообще на всё вокруг жалуются понемногу, а я вот смотрю на всех этих партнёров, с которыми вы заодно.

Эмеркоин, например, который является НОНСЕНС ПРОЕКТОМ, Европейский Парламент… Я имею ввиду, я не думаю, что они на самом деле находятся в сотрудничестве с Европарламентом, и мне кажется, что Ernst & Young не имеет партнёрство, вы вовлечены, типа того, но только на уровне советника. Разве это не опасный проект, чтобы ставить на нём своё имя как на компании?

DH: Да.

JW: В особенности, учитывая…

DH: Я имею ввиду – Да, верно, и я думаю это происходит из-за наших отношений и той роли, которую я сыграл в проекте.

JW: Я имею ввиду, Ernst & Young, никто не знает, какова их роль, при этом они ставят своё имя на проекте, что для меня выглядит как реклама.

DH: Да… а-м, это звучит так, вроде вы пытаетесь, пытаетесь… выявить обман. Не могу такого вам предоставить…

JW: Нет, нет, нет – вы очень умный, приятный парень. Причина для всего этого, для меня на самом деле важная, состоит, более всего на свете, в том что… Все эти ICO, Я… я уже долгое время пользуюсь Биткойнами, я уже давно их держу, и все эти ICO это новая итерация Биткойн игры, и практически всё из них это не более, чем проекты машины времени, как будто говоришь маленьким детям, что ты собираешься построить машину времени, со всеми этими амбициозными целями.

И по мере того, как я смотрю на этот проект, то пытаюсь выяснить, а чем он собственно отличается? Потому что, это типа они хотят сделать полностью цифровой банк, и у них нет связи с банками, они хотят сделать децентрализованное цифровое гражданство, у них в команде нет никого, кто в этом разбирается. Они…

Они отдают 20% дивидендов назад, этим… этим держателям токенов, которые на самом деле будут финансировать проект почти в полном объёме, и единственная причина, по которой вы считаете что за их идеями стоит нечто серьёзное, так это потому что за ними стоят люди из HashCoins?

Но HashCoins на самом деле не стоят за ними, они вообще-то, насколько я понимаю, владеют Polybius. Таким образом, вы можете оказаться в одной лодке с проектом, который даёт меньше ценности, меньше… вознаграждений, людям которые на самом деле верят целостности предпринимательского риска? Это странно, не так ли?

DH: Да, ну, и что, случается, так бывает… все эти вещи есть в их “Проспекте”, и я не могу поспорить с этим проспектом, и согласен, что токен… Кажется, можно дважды чихнуть над дорожной картой и запустить ICO, и собрать несколько миллионов долларов пока токен ещё не вышел…

JW: Так и кажется.

DH: О, а позвольте мне нарисовать вам другую картинку.

JW: Конечно.

DH: Которая может да, а может и нет… вы же должны выбирать, так? У нас были люди, у которых были биткойны долгое время. И люди беспокоились, что за 10 000 биткойнов нельзя купить пиццу, а сейчас в этой позиции у них есть много, знаете, достаточно много биткойнов. И, и некоторые из этих людей, они зовут себя архитектурными анархистами и некоторые из них хотят увидеть некоторые изменения вокруг, правильно?

JW: Конечно.

DH: Инвестируя в это исследование, ведь это же был не актив, это не столько актив, они не хотели за него больше чем 2000 долларов, как сейчас примерно стоит Биткойн, и…

JW: Конечно. Но они рано начали отдыхать, правда?

DH: В этой стране то, чем мог бы стать банк Polybius… так? Да, у них нет банковской лицензии, но у них есть эстонское правительство, а Эстония – страна Евросоюза. У них там есть люди, которые работают над созданием цифрового гражданства, и понятно, что они хотят расти до размеров банка, так? Им нужны банковские лицензии для работы, есть несколько человек из FCS (эстонский Фонд Компьютерных Наук), которые сразу же станут пользователями банка, и есть инфраструктура, которая будет выстраиваться, и… это реальная технология, с реальными машинами; так что у нас будет старая добрая попытка как в Колледже – поднять эту штуку в воздух.

Окей? Ну теперь, вы можете сказать что не во что верить, так? Но то, что девять тысяч человек решили сделать, они думали, что этого достаточно.

JW: Ну вы же знаете, что это не стандарт? Потому что девять тысяч человек можно убедить в чём угодно в этой отрасли, это в большинстве своём – куча сумасшедших, имею ввиду… Я вижу, как люди инвестируют в то, что буквально сравнимо с вечным двигателем. И они несут миллионы, и миллионы, и миллионы…

DH: (смеётся) Ну да… Теперь я понимаю.

JW: Вот что происходит. Люди поднимают эти идеи, некоторые из них настолько тупые, что я такого раньше даже не слышал. Видели Humanic?

DH: Да… да.

JW: Humanic нарушает Условия Использования компании VISA. И они собрали примерно столько же денег, сколько Polybius на данный момент.

DH: Ну, основатели Polybius собрали больше.

JW: Да но вы же понимаете, по крайней мере, то, что это неприличный заработок на компаниях, которым… которым пока-что нечего показывать? И я смотрю на них прямо сейчас, и знаете, тут у Polybius в дорожной карте DigitalPass, Blockchain, BIG DATA, Интернет Вещей, Электронные подписи, онлайн паспорт, и так далее – это просто слова! Членство, открытый API, Лицензирование… типа, лицо десяти миллионов долларов, вещи, которые они сделают. Потребительские и капитальные займы, обмен, приём платежей, выпуск платёжных карточек, EMI лицензирование. Вы понимаете, что большинство ваших инвесторов не знают, что всё это значит? Они просто пытаются типа… нагреться на пампе, так как большинство этих людей не обладают умением отличать хорошие проекты.

Они не профессиональные венчурные инвесторы, ангелы-инвесторы или типа того, и, мм, я смотрю на весь этот поток денег в отрасль, и мне кажется, что завелось слишком много институциональных денег, что немного странно. Но, они инвестируют в эти… проекты, а я не вижу никаких… Да это просто банк. И всё. Это банк без… без каких-либо опытных людей.

DH: Да, я… я не могу с вами в этом поспорить. Что есть недочёты в дорожной карте проекта, и даже в немецкой версии сайта, но я абсолютно уверен, что какие-то люди инвестируют в это, несмотря на проблемы с немецким переводом сайта, окруженного маленькой командой с очень амбициозным видением. Я не оправдываю, я не оправдываю…

JW: У них нет бухгалтерии сборов, разве это не странно?

DH: Да. Но… Но токены лиитированы.

JW: Скажите ещё раз?

DH: Токены лиминированы.

JW: В обмен на нулевую стоимость активов.

DH: Есть несколько миллионов токенов и 20% идет на бонус.

JW: Да, но в обмен на нулевую стоимость. Дэниел, я имею ввиду, вам не кажется, что тут возникнет проблема для регулирования? Не только для Polybius, но и для, к примеру, любого вовлечённого, вообще-то… я типа как звоню вам чтобы спасти вас, и узнать заодно, почему вы считаете что это хорошая идея – ставить ваше имя на этом проекте, используя для этой цели такие респектабельные имена как Ernst & Young? Мне это кажется очень опасным.

DH: Ну да, итак, это знаете… то, на что мы смотрим – это то, на что мы смотрим, у людей есть миссия, и направление, мы даём им советы, относительно того, как попасть в банковскую инфраструктуру, вот почему мы работаем с этим, верно? … Как это будет выглядеть в долгосрочной перспективе, так это что окажется, что данная компания смогла подсуетиться и заполучить венчурный капитал.

JW: Да им просто платят из-за этой… Пампин-Памп атмосферы. Правильно? Вот всё, что происходит – они просто проводят ICO и любой может сделать это, я могу делать это.

DH: Окей, да. То есть,… я имею ввиду, я не смогу изменить перспективу, насчёт того где они сейчас, куда направляются.

JW: Да отлично, прокомментируйте просто быстро, какой ваш взгляд на ICO, если нет никакого обмена ценностью, что подобные вещи дают, это типа новое большое изменение того как, ну знаете как… эмм, эмм… делать IPO? И вам не кажется это странным, так как предложение акций традиционно было выходом, а эта компания в основном принимает то, что должно быть обязательствами, вроде это благотворительные взносы, вне венчура, абсолютно без доказательств работающей идеи или истории прибылей.

DH: Есть инвесторы-ангелы на главной сцене, которые знают…

JW: Но никто не рискует 30 миллионами в один раунд инвестирования. Или 10-ю миллионами.

DH: Ну, сейчас там 9 миллионов…

JW: Но это же пошлый подсчет успехов кого-то без доказательства работоспособности, без истории прибылей, без ничего. Типа, 10 миллионов, 30 миллионов… ванна баксов, может быть? Если отмести Polybius, вам не кажется, что… ладно, возможно вы правы, может мы и заменили раунд на “друзей и семью”, может быть мы заменили раунд инвестирования. Разница в том, что в тех раундах люди на самом деле размещают информацию про идею и её ценность, а предприниматели в обмен на деньги получают актив. Где токены? Нет совершенно никаких активов, и вобще, я утверждаю, что у них нет фидуциарных обязательств вообще!

DH: У них… на данный момент у них есть, ведь это одно из … Они дерутся друг с другом, чтобы проводить ICO.

JW: Они должны бы.

DH: Потому что это своего рода информационная привязка, связанная с крипто штуками, так? Крипто, крипто штуками. Должно быть место для проведения ICO. На данный момент в проекте ничего нет. Да? Сейчас там ничего нет кроме доброй воли, и я думаю, что это резон вполне понятный тем людям, которые кладут деньги. И вы говорите, что эти парни – просто кучка нубов, может быть, но про Биткойн говорят, что он вполне резонно стоит своих денег, так что… В области ангел-инвестирования сейчас все заражено, загрязнено, они скорее пойдут в Голливуд и будут снимать фильмы.

JW: Сто процентов. Я согласен с этим. Возможно, это большая проблема, но, типа…

DH: Люди будут это делать, не только друзья и семья, а еще тысячи предпринимателей… всё время они теряют деньги, да?

JW: Ну конечно!

DH: И эти “друзья и семья”, они знают, что потеряют деньги.

JW: Но у них всё ещё есть актив.

DH: Да вы просто… а-а-а-гх.

JW: Есть фидуциарные обязательства.

DH: Уффф…

JW: Если вы передаёте кому-то актив, то образуются фидуциарные обязательства. Да… Я не один в этом, и мне кажется будто все эти продукты не существуют, я имею ввиду всё то что окружает… стартапы. Ну и традиционно стартапы превращаются в нечто, что ну знаете, напоминает обычные малобюджетные акции. По крайней мере, так происходило последние 50, может 20 лет. Может и 10. И в том мире везде имеется какой-то процент прибыли, даже в том, что касается продуктов, которые вы можете купить на рынке. Что касается токенов – так как нет фидуциарных обязательств… й-й-й-ещё раз – кто является получателем фидуциарных обязательств, от ведущих бизнес, это ведь акционеры, верно?

DH: Да.

JW: Ок, и я согласен с вами, что эти токены создают фидуциарные обязательства?

DH: Нет, за ними ничего не стоит, там нет никаких…

JW: Окей, итак, вернёмся к Polybius. Если HashCoins является собственником Polybius, то по отношению к кому введены фидуциарные обязательства Polybius по возвращению прибылей?

DH: Что такое Polybius на данный момент. Это… это биткойн адрес, 8000 битков, и больше ничего. Правильно?

JW: Правильно.

DH: И вот что они теперь будут делать, так это они будут подавать заявку на получение банковской лицензии, внутри ЕС, используя эти деньги, правильно? И затем они изменят процедуру того, как работают банки.

(тихий смех подкастера)

…И я понимаю, о чём вы говорите, я понимаю, что у вас на уме, информируете меня… В том, что вы сказали, нет ничего ложного: всё верно, конечно же, да. И, тем не менее – это происходит, люди инвестируют, и я не думаю, что это разводка, не думаю, что это памп и дамп. Они серьёзно с этим, так?…

JW: Ага.

DH: И если что-то иное случится, мы увидим по вашему каналу, так?

JW: Вот мой вопрос для вас, а то ведь вы спешите.

DH: И…и… не так, не так вещи делаются, я знаю это, конечно! Но это происходит, уже происходит, так? Эти парни примерно неделю назад пошли вверх. У них ничего не было. А теперь они будут получать банковскую лицензию в ЕС. Я думаю, вам стоило бы обратить на это внимание. Верно?

JW: Да. Может быть, я имею ввиду…

DH: Я думаю, даже если это выглядит не масштабно, это хорошо, так?

JW: Что по вашему мнению будет такого революционного в идее Polybius. Что в нём такого, что делает его столь значимым, изменяющим банкинг?

DH: А вы смотрели на банки?

JW: Ну да, то есть… Это же…

DH: Система протухла. Бизнес у них протух, для маркетинга нет места, люди не очень. И…

JW: Да да. Но все же, банки невероятно эффективны и очень хороши в деле сохранения ценности. Я имею ввиду, когда вы последний раз логинились в свой банковский аккаунт и видели, что деньги украдены? С биткойнерами это постоянно происходит.

DH: Ну, более-менее… такое часто случается с биткойном, так?

JW: Ну, да.

DH: Так вот я думаю. Что сейчас интересно, так это – что они сейчас делают? Каков будет их следующий шаг? Они могут… могут сесть в машины и уехать, и все деньги исчезли, так?

JW: Да, точно.

DH: И они могут это сделать, но… Я не думаю, что они так поступят. А что на самом деле будет сейчас происходить, они будут получать лицензию, затем строить инфраструктуру, и всё будет очень хорошо. И они будут в состоянии держать банк. И в рамках этого банка будут изменения к лучшему. Вы сказали, что банки очень хороши в хранении денег.

JW: Это их функция.

DH: Ну так вот, есть огромные миллиардные скандалы, которые случаются всё время, постоянно! Они очень хороши в хранении денег, но также и хороши в их использовании, так?

JW: Ну… Дэн, давайте будем честными, большинство из этих скандалов состоят в том, что банк пытался урвать кусочек, верно?

DH: Ну… да.

JW: И есть деньги, которые затем возвращаются…

DH: Это ужасно…

JW: Я намекаю, что согласно фидуциарным обязательствам эти деньги потом идут в карманы вкладчиков, так? В этом состоит прекрасная часть банковских скандалов – вы можете на этом нажиться, как клиент, просто надо держать дома акцию банка.

DH: Да. (смеется). Я знаю парня, который спустил состояние на акции RBS когда они пошли ко дну…

JW: Если честно, то я поддерживаю рынки в целом, я за эффективные рынки, потому что верю что мы как сообщество должны расти, но я не держу акций, потому что ни черта не знаю про RBS. И.. внутренние процессы.

DH: Ага.

JW: Но я знаю, что банкинг, как сектор экономики, будет расти, так?

DH: Да, безусловно. … Да, так и будет, то есть – это то, что будет дальше.

JW: Потому что я бы сказал, что банки пойдут в дер…

DH: И, и… давай скажу подробнее?

JW: Да?

DH: Я очень заинтересован в том, что у парней имеется. И я очень доволен относительно того, чего они достигли. Что у них было, они захотели проломить барьеры банковских стандартов и сказали такие: “Эй, мы можем достигнуть этого”. И… Вот почему 9000 людей поверили и принесли деньги. И теперь им хватает на банковскую лицензию… Я думаю, многим людям следует взять это на заметку.

JW: Я согласен. Согласен, что все нам следует следить за этим проектом. Знаете, вы мне кажетесь очень честным человеком, я думаю, вы абсолютно порядочный. И мне кажется, ваше участие в проекте ограничивается тем, что вы просто очень сильно верите в него. Так что, если вы хотите, мы можем на несколько месяцев сделать перерывчик, и затем… скажем, через 6 месяцев после сегодняшнего дня снова посетим Полибиус. И посмотрим, на какой они стадии, и что вы сможете сказать.

DH: Да, конечно, я могу.

JW: Это будет провал или нет? Если вы откроетесь тому факту, что они могут просто сбежать с деньгами, и если так и будет, то это будет как минимум очень интересный разговор, а может быть я ошибаюсь, и они собираются революционизировать банкинг – тогда это будет еще более интересный разговор и вы сможете придумать несколько аргументов в стиле “Я же говорил”.

DH: Я не говорю, что они не сумасшедшие, эти парни из Эстонии, верно? Тут вопрос “Кто ведёт порш?”, верно?

JW: (смех)

DH: Я имею ввиду, это может быть очень плохим бизнес решением, типа знаете, они не имеют опыта в банкинге, но немного все таки он есть, они работали с некоторыми банками … мы будем помогать им советами, мы будем помогать им строить их инфраструктуру, договариваться с банками и … провайдерами безопасности; верно?

JW: Ага.

DH: Если они последуют этому пути, то такая будет их идея. Если это не выйдет и их токен потеряет стоимость – так тому и быть. Мы узнаем, что будет, вариант только один, так? Но знаете… Я думаю, это грандиозно, и мы возможно увидим Polybius 2.0.

JW: Ещё один краудсейл актива? (смех)

DH: Ну, может быть, пока в этой отрасли не появилось регулирование.

JW: А, вы на это надеетесь? Потому что как по мне… если честно…

DH: Как много стартапов вы знаете, которые были успешными с первой попытки?

JW: Очень немногие, я сам несколько раз создавал провальные стартапы. А сколько стартапов вы знаете, что заработали миллионы долларов без раздачи актива?

DH: Ну, этот…. Вот у нас есть парень, который не мог отпустить ни одного биткойна, несколько лет назад, а теперь у него есть тысячи, миллионы долларов, так что он даёт пару тысяч долларов на… ну это, и… Я не вижу ничего плохого в этом. Я не думаю, что они поступают неверно, инвестирующие в Полибиус, они верят, что всё идет в правильном направлении, и хотят увидеть что случится, так?

JW: Окей, теперь я…

DH: …

JW: Теперь я не так опасаюсь за инвесторов. Но. Скажу вот что, не думаю, что тут есть какая-то ложная претензия — в раскрытии информации о владельце Polybius.

DH: Хорошая мысль. И… и я уверен, они сделают заявление, и потом…

JW: А вы знаете, что во время сбора средств такая информация должна быть раскрыта… ещё до проведения кампании? Потому что на самом деле это плохо для них, если это правда, что HashCoins владеют Polybius, и это не раскрыто детально, ну знаете, в их бумагах.

DH: Да, и… ну я имею ввиду, я знаю этих парней. Я знаю, что были проблемы, веб-сайт падал в первый же день из-за… и они проделали много работы, чтобы просто попробовать, и… я смотрел в их глаза, и еще… я не тот, кто может передавать послания…

JW: Безусловно.

DH: Я думаю, что эти парни серьёзные. … На самом деле происходит интересная штука, и вы сказали что вы биткойнеры преуспели, так? Значит, старый… понимаете, банковский рынок обречён на уничтожение, верно? И многое может произойти. А у этих парней связь с UBS и CreditSwitch.

JW: Я уверен, что ребята из Polybius ни черта не уделяют внимания тому, что эти банки там у себя делают. Давайте так, давайте если Полибиус в течении шести месяцев сделает… ну не знаю, хочу сделать эту ставку, но это же блокчейн, через шесть месяцев они еще могут продолжать делать анонсы… и всё так же ничего не делать. Но… Давай заключим пари, через несколько месяцев мы снова созвонимся и поговорим про них, как далеко они продвинулись, хорошо?

DH: Окей, да, принимаю пари. Ставлю пиво, что по крайней мере они не убегут с деньгами.

JW: Принимаю ставку! Я не думаю, что они на самом деле убегут с деньгами. Я думаю, что они просто молодые парни, которые прыгают по головам, но… все равно, да, принимаю пари. И мой тезис будет таков: “Мне кажется, люди могут обманывать сами себя, Дэниел”. Я думаю, что эти дети, эти люди, они куда умнее, чем думают, и просто не знают, насколько тяжёл банкинг. Есть одна вещь… хранение средств – самая сложная работа во всём мире. И я думаю, я увидел это благодаря Биткойну. Ну посмотрим, как пойдут дела.

DH: Хорошо, да, я не спорю, они не знают, как тяжело управлять банком. Но я знаю кучу банкиров, и не все из них умные парни, да? Я имею ввиду, я кручусь в их среде 20 лет, и там есть плохие и хорошие люди…

JW: …Ну а чему я научился у Биткойна, так это что люди, управляющие этими заведениями, обычно… обычно они совершенно не в курсе, почему вещи таковы, каковы они есть. Я думаю, что Биткойн типа, заставил нас переосмыслить то, как мы воспринимаем ценность, как мы думаем о хранении ценности и всего остального. Итак, Дэниел, позвольте вас опустить, я знаю, что у вас есть некоторые дела, спасибо, что согласился на разговор.

DH: Да, и тебе спасибо!

JW: Пока.

Выводы за вами, господа, только… остерегайтесь иска в суд за неправильные выводы и статьи на их основе.

Вопрос команде Polybius: Почему советник компании Дэниел Хоиденшильд поспособствовал тому, что от его имени Ernst & Young пиарят ICO Polybius? Знает ли высшее руководство E&Y о той шумихе, которая навелась в криптовалютной прессе? При условии, что еще даже не существует никакого токена.

Ответ: Общение с E&Y, как мы уже рассказывали, шло по линии их официальной программы по сопровождению финансовых сервисов. Курировал процесс партнёр швейцарского офиса E&Y Даниэль Хауденшильд. Сотрудничество с Даниэлем было весьма плодотворным, однако, в это же время он получил предложение от другой крупной швейцарской компании, куда и решил перейти. После расставания Даниэля с E&Y, мы продолжили с ним сотрудничество уже вне прежних рамок. Однако для нас это означало, что наш канал связи с E&Y более таковым не является, после чего мы убрали всю информацию об этом. К вопросу же дальнейшего сотрудничества с E&Y или другой компанией из большой консалтинговой четв
Источник: bitnovosti.com