Неординарный прогноз: "плато" - 400, "пик" -1800

Делать прогнозы занятие неблагодарное. Дело даже не в том, что аналитик может быть лишь в целом правым насчёт тренда, говоря, к примеру, что нефть вырастет в цене. Опускается, к примеру, временной фактор, когда рост можно перепутать с коррекцией предыдущего спада или наоборот. Отсюда и утверждение, что чем ближе прогноз, тем он сложнее и в нём проще ошибиться. Да, вероятно нефть подорожает, но когда это произойдёт, через год, пять, десять лет? На следующей неделе?

Действительно спекулянты здесь во многом формируют рынок, но когда дело заходит о трендах, то мы начинаем zapravka-2заниматься анализом специфичности того или иного рынка. Та же добыча нефти вполне логично будет расти по причине роста спроса (эффекту Джевонса), однако в то же время при росте цен будет расти и предложение её заменителей, что в итоге приведёт к состоянию равновесия, что на рынке нефти означает спад «перегретых» цен. Деньги же уникальный продукт хотя бы тем, что рост их потребления (деловых транзакций) не генерирует создание «товара-заменителя», а напротив генерирует сетевой эффект, усиливает спрос. Так будет происходить, по крайней мере, до момента поглощения всего рынка, где действуют данные деньги, дальше уже будет расти доля таких денег в собственных накоплениях. Разумеется, если деньги достаточно «твёрдые» в плане платёжеспособности.

Кто-то скажет, «с нефтью почти тоже самое», – не совсем так. Деньги выражают стоимость товаров на рынке (являясь при этом меновым товаром высшей ликвидности), нефть является товаром, чьё потребление никак не выражает обмен как таковой, оно конечно. В процессе «потребления», деньги не исчезают, в отличие от нефти, как не исчезает и спрос на них. В результате получается, что объём нефти на рынке имеет стоимость независимо от объёма остального товара (только от спроса), деньги же им выражены, то есть полностью зависят от объёма всех товаров на рынке (от спроса зависят только накопления). Когда появляется новое благо, потребление нефти может измениться в любую сторону; сократиться, вырасти или сохранится (в зависимости от особенности нового товара), а потребление денег сохранится  постоянным, вне зависимости от их номинальной стоимости и ровно до того момента когда не появятся новые деньги. То есть появление новых благ на рынке, делает нефть (относительно этих благ) «дешевле», а деньги – «дороже». Таким образом, и возникает понимание того, к чему ведёт тренд на распространение появляющихся ценностей в обществе позиционирующих себя как «деньги». Пользователи это интуитивно воспринимают и учтя все преимущества, строят вполне обоснованные ожидания связанные с ними.

Прежде чем переходить к анализу, мы должны разобраться с влиянием объёмов транзакций на волатильность курса. Предположим, Вы приехали в некое малолюдное и труднодоступное место и захотели приобрести там некий продукт. Узнав его цену, Вы можете съездить на несколько сотен километров в другое малолюдное место и узнать цену там. Вероятность разницы цен будет огромной, даже в случае с абсолютно одинаковым продуктом, когда политика производителя нацелена на равенство таких цен (см. Индекс Биг-Мака). Согласно теории предельной полезности ситуация довольно закономерна, продавец оценивает стоимость продукта который продаёт согласно окружающей его конъюнктуре. И она действительно разительно отличается на местах, и во времени на таких местах. Вы можете за день не продать ведро вишен, а за другой – продать два. Удивительным же фактом является то, что когда количество продавцов и покупателей увеличивается в одном месте и в одно время, то ценовой коридор предложения… сужается. Ведро вишен на рынке в стоимости не будет разительно отличаться ни у соседних продавцов, ни на следующий день.

Другими словами конкуренция не увеличивает разнообразие ценовых предложений, а напротив их сокращает. Мы не будем зацикливаться на причинах этого, так как это довольно обширная тема, но подведём к общему выводу, который гласит, что чем выше степень исполнимости ожиданий, тем ниже издержки связанные с их неисполнимостью. Или выводу необходимому нам для выполнения анализа; предсказуемость динамики транзакций для субъектов, сокращает волатильность курсов этих транзакций. Продавец реагирует ровно в той степени, в которой нарушаются его ожидания касательно динамики.

Когда банк Китая купил у ФРС 800 тонн золота, рынок среагировал незамедлительно – курс подскочил почти вдвое, потом разумеется, упал, в итоге создав значимую волатильность. При этом мы понимаем, что 800 тонн незначительная величина относительно общего мирового запаса золота (около 1%). И здесь же вспоминаем обратную ситуацию, во времена разграбления испанскими конкистадорами империи инков, количество золота в Европе увеличилось почти в десять раз (~1000%), однако инфляция произошла лишь  в восьмикратная. Более того восьмикратная волатильность в истории повторилась даже в конце двадцатого века, разумеется уже без десятикратного увеличения золота в обороте. Откуда такая безумная разница в колебаниях? Ответ достаточно прост – золото переставало быть деньгами, оставляя спекулянтов наедине самих с собой.

executive-order-6102-1Теперь мы попытаемся проанализировать особенности распространения денег в свободной экономике. У нас есть два достаточно информативных примера – золото и биткойн. После золота инков, изменения курсов золота колебались в пределах 25% в течение почти четырёхсот (!) лет, лишь 40%-колебание произошло в ходе Наполеоновских войн. Великобритания, первая экономика мира на тот момент, тогда залезла в такие долги, которые современным странам и не снились. Однако дальше с золотом начали происходить достаточно трагичные вещи.

В 1913-ом году был образован ФРС и золото начало активно выводится из обращения. ФРС впервые не стеснялся снижать обеспечение своих денег реальным золотом в таком крупном масштабе. Уже в результате первой мировой войны произошло трёхкратное колебание курса золота, закончившееся указом Рузвельта №6102 о конфискации золота у населения. Практически то же самое происходило в России и странах Оси в то время. В результате вторая мировая война создала рекордную на тот момент 4х-кратную разницу курсовых колебаний.

После войны вывод золота из оборота продолжился. Мировые валюты печатались уже под обеспечение доллара США, в установленных, новых правилах Бреттон-Вудской конференции. Центральные банки всех стран не постеснялись выступать в роли крупных спекулянтов на единственной валюте обеспеченной золотыми слитками – долларе США. В результате был установлен исторический рекорд волатильности – 11 крат. Запасы золота США сократились втрое, и президент Джеральд Форд окончательно отвязал доллар от золота, фактически лишив его статуса денег. Так золото стало сугубо спекулятивным активом. Из всей этой истории, нам интересен тот факт, что сокращение количества хождения золота, либо ассигнаций им обеспеченных относительно объёма рынка спекулянтов увеличивало волатильность курса. Та же самая картина наблюдается и у биткойна.

Первый пузырь, возникший в результате набега спекулянтов на биткойн, возник в середине 2011-го года. На тот момент колебание состояло из 40-кратного роста и 11-кратного спада. Следующий набег пришёлся на весну 2013 года. Рост был почти 17-кратный, а спад почти 5-кратный. В том году СМИ пестрили новостями о криптовалюте, породив споры между довольно значимыми людьми, как сторонниками, так и её противниками. В обществе, таким образом, форсировался новый интерес к биткойну и уже к концу года произошёл 11-кратный рост с 5-х кратным спадом. Тот простой факт, что с каждым таким ажиотажем вместе с финансовыми авантюристами в систему приходили и вполне конкретные потребители платёжной системы, объяснял общий тренд роста курса на всё новое «плато», каждый раз более «стабильное», чем предыдущее. Это в свою очередь ещё больше привлекает похожих участников требующих именно стабильности от новой валюты. Проводя аналогию с золотом, мы констатируем снижение волатильности с ростом распространённости, только в отличие от золота которое прогоняли с рынка, биткойн его завоёвывает.zolotce-by-belo4ka1-1

Многое говорит о том, что началась новая волна жаждущих заработать лёгких денег. Каким будет этот пузырь? Если принимать во внимание основное утверждение этой статьи, о том, что снижение отношения спекулянтов к потребителям сокращает волатильность курса, то такая тенденция действительно происходит. Увы, это нельзя посчитать наверняка, но можно увидеть  постоянный тренд на рост числа транзакций, которому ещё расти и расти. Этот факт и позволяет нам признавать вышеописанную тенденцию.

Геометрия повторяется уже четвёртый раз, есть общий тренд роста, есть «затухание» колебаний из-за роста «качественных» транзакций к спекулятивным. Нам остаётся только продолжить колебательную функцию. Опционально это будет означать 8-кратный рост с последующим 5-кратным спадом, что в пересчёте на курс к американской валюте означает 1800 и 400 долларов соответственно за один биткойн. Так же по прошлым колебанием заметно, что со временем на рынок приходят более долгоиграющие «медведи», поэтому спад после пика может продолжаться до полутора лет. Сам же набег стада «быков», во всех случаях был почти одинаков – в течение месяца. Поэтому автор данной статьи видит 1800 долларов за биткойн уже до Нового года. По крайней мере если не произойдёт ядерная война.


Источник: bitnovosti.com