Курс биткойна практически стабилен

Ни для кого не секрет что одной из самых неприятных особенностей центрального банка, является политика обесценивания собственной валюты. Подобная традиция берёт свои корни ещё с Древнего Рима, когда монетный двор при очередном императоре разбавлял золотое содержание в монетах. Многие исследователи небезосновательно отмечают, что инфляция порожденная, в том числе и в результате сокращения номинальной стоимости монет, была одной из важнейших причин образовавшегося кризиса. Сначала подобная политика происходила в интересах правительства, однако уже в Новое время экономисты начали оправдывать подобное поведение более конструктивно.

Кнут Викселль, знаменитый шведский исследователь, в своё времяknut-wicksell заметил, что изменения количества денег в экономике не соответствовало изменениям уровня цен. Так бурное развитие золотодобычи в мире 19 века, в том числе в Калифорнии в результате «Золотой лихорадки», не вызывало соответствующей девальвации валют с золотым содержанием и инфляции, а даже напротив, некоторые товары продолжали дешеветь. Это заставило поставить классическую денежную теорию под сомнение. Викселль пришёл к выводу о более значимом влиянии факторов нормы процента и сдерживания спроса. Из первого предположения вытек монетаризм – целая школа в экономике, целью которой были кредитно-денежные инъекции такого объёма, который бы соответствовал реальному экономическому росту. Из второго предположения сформировалось кейнсианство – ещё одно направление, целью которого была эмиссия ради поддержания уже потребительского спроса. Увы, оба предположения на практике не оправдались.

Сложно сегодня дать однозначный ответ о причинах тех явлений; то ли дело было в том, что рост производительности труда был в то время быстрее роста объёмов золота на рынке, то ли дело в развернувшейся войне спекулянтов серебра и золота на фоне различных курсовых стандартов центральных банков, то ли дело было в росте инвестиций из метрополий, когда только за вторую половину девятнадцатого века из Великобритании вывезли две трети золотого запаса. Одно можно заключить наверняка – две порции за обедом разбогатевший человек есть не станет. Деньги скорее меняют его структуру потребления, а не увеличивают само потребление. Для экономики это означает изменение и структуры производства. В частности, для 19 века характерным был переход с сельскохозяйственной занятости в промышленную огромных масс населения. Австрийский экономист Йозеф Шумпетер говорил что «появление новых благ нарушает равновесие цен благ текущих», то есть в ходе естественного прогресса неизбежно смещение стоимости в сторону благ более высокого порядка. Логично предположить, что это означает потерю стоимости у благ текущих. При одновременном росте денежной массы данная потеря стоимости будет не столь заметна, что может «маскировать» сам факт роста денежной массы.

Сегодня экономисты привыкли делить денежную массу, на составляющие её агрегаты; М0, М1, М2 и т. д., и лишь только один из них (М0) может определять уровень потребительской инфляции. Однако если при отсутствии роста потребительских цен увеличивается стоимость других ценностей, например финансовых активов, то можно догадаться, что денежная масса так же растёт в экономике и в этом случае, с той лишь разницей что она ещё не успела попасть на потребительский рынок. Причём для соответствующей потребительской инфляции деньги должны попасть к тем потребителям, которые ещё не совершили переход к потреблению более дорогих и качественных благ. Увы, это не обычные потребители, а те, кто ближе всех находится к эмитенту, либо источнику золотодобычи. Рост их покупательной способности происходит за счёт тех, кто от данного источника дальше всех, как правило, наёмных работников, чьи доходы обесценятся возникающей инфляцией ещё раньше, чем они их получат.

Как правило, инфляция сопровождается обесцениванием курса валюты – девальвацией (либо наоборот, в зависимости от политики правительства). Это делается центральным банком для того, чтобы восстановить способность обеспечивать свои ассигнации реальными запасами благ высокой ликвидности; драгоценными металлами или более авторитетными валютами и ценными бумагами. В противном случае наступит момент неспособности оплачивать свои обязательства перед пользователями валюты центрального банка. Что вызовет неконтролируемую девальвацию, гиперинфляцию и вытекающие проблемы в обществе. Девальвация так же бьёт по самым незащищённым слоям населения.

Обратная ситуация, дефляция и укрепление валютного курса – ревальвация (это всё таки разные понятия). В развитии подобного сценария банки заинтересованы меньше всего. Мы не будем описывать в рамках данной статьи неизбежность таких событий, но отметим, что рано или поздно на рынке с монополиями центральных банков возникает и такое явление. Отсутствие роста наличности у конечного потребителя не вызывает потребительскую инфляцию, а напротив может обесценивать продукты массового потребления, при этом денежная масса по всем показателям продолжает расти. Очевидно не М0. В результате, в наши дни доллар США продолжает укрепляться по отношении ко всем валютам (данный парадокс тема отдельной статьи, где приближённым к эмитенту, либо к золотодобыче приходиться расплачиваться по долгам, а не увеличивать потребление).

Просело евро, золото, недавно девальвировал юань, не обошла ревальвация доллара и криптовалюты. С точки зрения потребления спрос на биткойн со стороны как потребителя, так и спекулятивных рынков растёт не в тех же темпах в каких происходит рост спроса крупных международных игроков к доллару США. По крайней мере, за последний год. Однако рост есть. Уникальная ситуация с криптовалютами состоит в том, что их появление совпало с началом глубокой рецессии в глобальной мировой экономике (надо признать что любые события вокруг криптовалют уникальны сами по себе, по той простой причине, что ни разу в истории не происходили).

В то же время укрепление биткойна и укрепление доллара США различно по природе. В случае с долларом США лишь вопрос времени, когда деньги заполонят рынок, сгенерировав неизбежную инфляцию. В случае же с биткойном подобный сценарий исключён. Не существует силы, которая сможет его девальвировать, в то же время запас укрепления (ревальвации) данной валюты свободной от влияния ЦБ – огромен.

022Только ли укрепление доллара США на фоне рецессии замедляет укрепление биткойна? Не только. Его так же замедляет «вход» спекулянтов в количественном выражении сопоставимый с количеством «вошедших» потребителей использующим биткойн для обмена, а не для прибыли на курсовых колебаниях. Таким образом, рост товарного оборота к текущей денежной массе криптовалюты нивелируется ростом числа спекулятивных сделок связанных с курсовыми колебаниями.

Есть ещё один менее значимый фактор – майнинг. Хотя его роль существенно снизилась, однако она продолжает корректировать ожидания для ещё одного рода спекулянтов. Тех кто «ждёт» когда процент добываемых биткойнов в необходимой степени сократится к общему объёму добытых единиц криптовалюты. Анализируя рынок и принимая решения об ожиданиях, они же рынок и замедляют. В этом смысле сокращение влияния майнинга, подогревает подобных игроков. Подобную ситуацию красноречиво описал Даниэль Хаусман:

«Проверка связи между предложением денег и уровнем цен способна сама по себе изменить изначальные условия проверки».

Конечно, сегодня курс биткойна всё ещё подвержен существенному влиянию спекулянтов. Это касается как его ослабления, так и его укрепления. Но это не нефтяные фьючерсы с конечным объёмом потребления. Это деньги, и как деньги биткойн способен поглотить любой объём рыночной “капитализации”, сформировав собственный агрегатор М0, устраивая инфляцию и дефляцию по своему собственному рыночному усмотрению. До этого же момента у подобной динамики будет только один долгосрочный тренд – ревальвация. На сегодняшний день пройден уже довольно весомый отрезок времени становления криптовалют, однако, стоит признать, что это только начало пути.


Источник: bitnovosti.com