Какие ожидают перспективы отрицательные ставки?

otricatelnye-stavki-1

Мировая финансовая система находится в устойчивом тренде снижения ставок. В теории, это способствует облегчению доступности денег для экономических субъектов и помогает увеличить потребление, в реальности – снижает стоимость обслуживания трудно представимых в своей громаде государственных долгов и вздымает вверх уровни фондовых рынков. Фактор, конечно, не единственный, но очень влиятельный.

Более того, в последние годы, после того как ставки упёрлись в нулевую преграду, мировые ЦБ начали дополнительные программы стимулирования. На этом поприще соревнуются практически все: и ФРС с программами количественного смягчения, и банк Японии, и ЕЦБ с Банком Англии. Всё это к ЦБ России не относится, он вне данного тренда. ЦБР меняет доллары на рубли и правом суверенной денежной эмиссии не обладает.

Мировая экономика настолько привыкла к стимулам и доступной ликвидности, что монетарным властям страшно повернуть обратно: последствия от такой перемены курсовой политики могут быть разрушительными. Поэтому ФРС, намекая на скорое повышение ставки, никак не решается перейти к действиям. Тем не менее, несмотря на огромные объёмы ликвидности, влитые на рынок за последние 8 лет, и пониженную практически до нуля ставку, заметного эффекта по оживлению реальной экономики нет. Устойчивой инфляции добиться не удаётся, перспектива дефляции зловещим пугалом лишает сна главных банкиров.

ЕЦБ в конце октября устами Марио Драги сделал очередное заявление о возможном расширении программы выкупа активов и дальнейшем снижении ставок. Пока ещё небольшой запас хода вниз у него есть, но «патронов в обойме» уже практически не осталось. В начале ноября глава ФРС Джанет Йеллен, выступая в Конгрессе США, сказала о том, что в ближайшей перспективе введение ФРС отрицательных ставок вполне возможно. Такие провокативные вбросы являются зондажом реакции общества на острую тему.

Что же будет дальше? Система требует нового увеличения дозы. Я предполагаю дальнейшее расширение политики наращивания стимулов, глобальные финансовые наркоманы уже не могут выбраться из этой ловушки. Впереди – малохоженное поле отрицательных ставок.

Понятно, что и сейчас, строго говоря, ставки в реальности отрицательные, так как мерять их надо относительно реального уровня инфляции, не приукрашенного услужливой статистикой. Тем не менее, формально, в большинстве стран с развитой экономикой пока перфорации нулевого уровня не произошло.

Что же там впереди, в этом страшном будущем? Ведь при переходе через ноль меняются направления финансового потока. Если ранее, при положительной ставке по кредиту, должник платил кредитору, то теперь – наоборот! Если ранее банк начислял проценты владельцу депозита, то теперь уже он будет брать у него деньги за хранение депозита в банке! Жить по таким правилам игры без принуждения нереально. Попытаемся прояснить, каким будет мир с отрицательными ставками.

В Дании ЦБ ввёл отрицательные ставки ещё в середине 2012 г., он стремился защитить крону от масштабного притока капитала из соседних европейских стран во время обострения греческого кризиса и удержать привязку кроны к Евро. Тогда это сработало, но в нынешнем году ситуация повторилась вновь, и ставку пришлось снижать ещё. Сейчас она опустилась до -0.75% годовых. Понятно, что это ставка для кредиторов первой очереди, у остальных зазор до нуля меньше, но курьёзы уже были. У крупного банка Nordea были ипотечные кредиты, ставка которых была привязана к ставке ЦБ с коэффициентом. Она тоже стала отрицательной! И счастливые должники по ипотеке стали получать от банка ежемесячные платежи, в соответствии с условиями договора.

192695-640xp-1

Отрицательная ставка повысила спрос на реальные активы и привела к пузырю на рынке недвижимости. Цены на неё в Копенгагене выросли более чем на 50% с 2012 г.

Европейский Центробанк печатает деньги и ослабляет Евро не только для роста экспорта и увеличения конкурентных преимуществ европейской продукции. Он монетизирует долг и пытается повысить инфляцию. Если ЕЦБ увеличит объёмы стимуляции рынков, то капитал снова может ринуться в Данию, что может привести к дальнейшему снижению ставок и к росту цен на реальные активы. Резервы для этого у рынка есть, спрос на недвижимость может возникнуть со стороны крупных пенсионных фондов.

В Дании, тем не менее, отрицательная ставка не сработала, к нормальной стимулирующей инфляции она не привела. Индекс потребительских цен сейчас растёт на 0.5% в год, при том, что цены на жилье растут быстрее 12%.

192698-640xp-1

Рассмотрим ещё один пример отрицательных ставок, из недалёкого прошлого. Речь идёт о свободных деньгах Сильвио Гезелля и опыте по их использованию в австрийском городе Вёргль в 1932 г., во времена бушующей Великой Депрессии.

Немецкий финансовый теоретик и социальный новатор Сильвио Гезелль публиковал свои книги более века назад, на рубеже XIX и XX столетий. По его мнению, традиционные деньги не эффективны, они исчезают из обращения всякий раз, когда в них возникает потребность, и затапливают рынок в момент, когда их количество и без того чрезмерно. Гезелль считал, что кризисы, сотрясающие мировую экономику, одной из своих причин имеют неравномерную скорость обращения денег, и призывал заставить деньги работать только как средство обмена, а не как средство сбережения, отменить проценты по кредитам. Фактически, Гезелль предлагал сделать деньги платной государственной услугой, за которую их владельцы должны регулярно уплачивать комиссию. Он называл такие деньги свободными, свободными от кредитного процента.

Самый известный эксперимент по проверке этой теории практикой произошёл в 1932 г. Власти австрийского города Вёргль с населением 3000 человек решились на него для ускорения денежного оборота и оживления местной экономики. Бургомистр города являлся поклонником теории Гезелля и убедил коммерсантов и управленцев согласиться на параллельный выпуск в обращение свободных (беспроцентных) шиллингов.

Магистрат депонировал в банке 5000 обычных австрийских шиллингов и выпустил вместо них в обращение 5000 свободных шиллингов. Этими деньгами оплачивалась часть зарплаты служащих, торговцы принимали их в качестве оплаты за свои товары, а магистрат принимал в них местные налоги. Плата за пользование этими деньгами составляла 1% ежемесячно, т.е 12% в год. Плата вносилась тем, у кого на руках была банкнота в первый день месяца, для чего на обратную сторону банкноты наклеивалась марка номиналом 1% от её стоимости. Без должного количества марок банкнота считалась недействительной. Необходимость такой оплаты приводила к тому, что любой человек, имевший свободные шиллинги, старался их как можно быстрее потратить, прежде чем тратить обычные деньги. Горожане даже свои налоги иногда оплачивали заранее, чтобы избежать оплаты за пользование деньгами.

В течение года свободные шиллинги были в обращении 463 раза, было произведено товаров и услуг на сумму порядка 2 млн 300 тысяч шиллингов. Обычные же деньги были за это время в обращении 213 раз. Полученная магистратом плата в 12% от обращения 5000 свободных шиллингов составила 600 шиллингов, они были потрачены на общественные нужды. За этот год в городе был построен мост, улучшено состояние дорог, уровень безработицы снизился на 25%, и это во время Великой Депрессии!

Более 300 общин в Австрии выразили заинтересованность в использовании свободных денег по правилам Гезелля, однако Национальный банк Австрии запретил хождение свободных местных денег. Споры в судах длились очень долго, однако больше повторить такой эксперимент не удалось. Хотя во Франции, Германии, Испании, Швейцарии и США предпринимались попытки внедрения свободных денег для борьбы с безработицей.

В США власти посчитали, что попытка введения местных денег является попыткой изменения американской денежной системы, президент Рузвельт 4 марта 1933 года издал распоряжение о временном прекращении работы банков и запрете дальнейшего выпуска вспомогательной валюты.

Из времен Великой Депрессии вернёмся в настоящее. И сейчас люди, испытывая дефицит денег, пытаются выжить, придумывая и применяя локальные системы расчётов. Это широко практиковалось в Аргентине времен кризиса, сейчас местные деньги используются в Греции, где люди не могут заработать евро из-за кризисных проявлений, но могут оказывать свои соседям востребованные услуги: кто-то чинит компьютеры за «фантики», кто-то нянчит соседского ребёнка, кто-то продаёт выращенные оливки и масло. У нас такие местные деньги применялись в Башкирии (Шаймуратово) в сельской местности, и в Подмосковье. «Шаймуратики», кстати, были классическими гезеллевскими свободными деньгами, так что на новом витке спирали развития воплощение идей немецкого финансового теоретика оказалось вполне реальным.

За несколько последних десятилетий платёжные системы совершили огромный рывок в развитии, безналичные платежи прочно вошли в нашу жизнь, у людей исчезли психологические ограничения в пользовании картами, а крупные финансисты все чаще и чаще стали призывать к отказу от наличной валюты. Это позволило бы им поставить весь денежный оборот под контроль, увеличить налоговые доходы государств, укрепить финансовым поводком зависимость и управляемость граждан. И, главное, отказ от наличных даст возможность ввести отрицательные ставки, не символические, а реальные. Иначе граждане изымут свои деньги из банков, где они будут облагаться комиссией за хранение, переведут свои сбережения в форму наличных.

Финансовые аналитики говорят об этом, как о ближайшей перспективе. Джон Рубино пишет: «В условиях резкого замедления мировой экономики, в первую очередь за счёт снижения корпоративных прибылей, процентные ставки в США в 2016 году должны упасть. И наличные будут вытесняться или считаться анахронизмом, чтобы можно было понизить ставки до такого уровня, когда они дадут стимулирующий эффект. Так что 2016 год принесёт миру отрицательные процентные ставки и многочисленные непредвиденные последствия».

В свете призывов к отказу от наличности, которые произносил и наш министр финансов А. Силуанов, нужно упомянуть квазиденьги, обходящиеся практически без банкнот и монет: многочисленные криптовалюты. Самой известной и распространённой из них является Биткойн. Это один из распространённых примеров децентрализованного цифрового множества хранителей ценности, которыми можно обмениваться. Хотя общая капитализация Биткойна (всего около $4 млрд) в мировых масштабах кажется незначительной, но реализованные при его создании технологии вызывают серьёзные интерес крупных финансовых институтов.

Финансисты оценивают потенциальную опасность Биткойна как новой системы, предназначенной для передачи ценности, для реализации которой банки не нужны, также они хотят использовать находки технологии и идеологии блокчейна (распределённой бухгалтерской книги транзакций биткойна) при построении новой системы расчётов, обходящейся совершенно без наличных, создающейся в интересах глобальных финансовых корпораций. Блокчейн очень устойчив, обладает высоким уровнем доверия пользователей, их поддержкой в случае проблем, совершенствуется параллельно с быстрорастущей и развивающейся внешней агрессивной средой.

Есть масса других криптовалют, сделанных по образцу и подобию биткойна – альткойны. И некоторые из них даже технологически привлекательнее, чем образец. Но биткойн был первым и успел приобрести популярность и нарастить клиентскую базу раньше остальных. Эксперты оценивают, что догнать биткойн его конкурентам будет сложно, однако эта конкуренция активно продвигает вперёд технологии.

Подведём итоги. Мы живём в удивительное время, когда многие процессы и явления, казавшиеся нам практически вечными, стремительно обрушиваются вследствие исчерпания ресурсов, необходимых для их поддержания, и под давлением технологий. Это касается и финансовой сферы. Мировая экономика зашла в тупик и не имеет больше ресурсов для качественного развития. Рождение новых финансовой и экономических систем мира может произойти только через глубокий и продолжительный кризис, поскольку бенефициары прежних систем очень сильны, накопили огромные ресурсы и будут нещадно сопротивляться.

Я, как и многие, жду эпохи отрицательных ставок, попыток отмены наличных денег, взрывного роста цены золота. Вполне возможно, что дальнейшее обострение кризиса приведёт к необходимости введения параллельных местных расчётных систем, не исключаю, что и с применением гезеллевских принципов свободных денег. Возможно, что они будут реализованы не в денежных формах (репрессивный аппарат силен), а в форме паёв потребительской кооперации.

Автор: А. Ловейко


Источник: bitnovosti.com