"Дефляционная болезнь" - вымысел?

swiss-mix-1

Дефляция плоха для экономики и центробанки должны избегать ее любой ценой. Это высказывание описывает современный консенсус “официальных экономистов”. Но пример Швейцарии, чей стабильный экономический рост и низкий уровень безработицы постепенно сводит эту якобы истину на нет.

Во время оживленной глобальной дискуссии о низкой инфляции и ее болезненных последствиях, крошечная Швейцария – с экономикой в 4% от размера экономики США – выдвигает захватывающий контраргумент, указывая на то, что они называют “хорошей дефляцией”.

Потребительские цены в Швейцарии снижались на протяжении большей части последних лет. В последний месяц они достигли годового снижения в 1,4%, рекордного за более чем пятьдесят лет. Даже если отбросить цены на продукты питания и энергоносители, базовые цены упали на 0,7%.

“Трудно не называть это дефляцией,” сказала Дженнифер Мак-Каун из Capital Economics, упомянув технический термин, означающий длительный спад потребительских цен.

И все же, свидетельства пагубных побочных эффектов дефляции – рецессия, низкая занятость, увеличение долгового бремени – в Швейцарии отсутствуют. Ожидается, что швейцарская экономика будет расти в этом и следующем году, хотя и медленно, в диапазоне от 1% до 1,5%. Безработица в сентябре была только 3,4%. Низкий уровень гос.долга.

“Обычно люди связывают дефляцию с депрессией. В случае со Швейцарией, с экономикой все в полном порядке,” – говорит Чарльз Виплоц, профессор Высшего Института Женевы.

Кое что из этого успеха связано с разрушением другой давно известной максимы: ставки центробанка не могут стать отрицательными, чтобы компенсировать эффект падения цен.

В попытке ослабить спрос на франк и снизить стоимость национальной валюты, Швейцария установила ставку -0,75% на некоторые депозиты, размещенные в центробанке, имея в виду, что финансовые институты должны заплатить за размещение там своих средств. Это приравнивается к отрицательной реальной процентной ставке (очищенной от инфляции), поскольку инфляция обычно хороший индикатор базового ценового давления. Дания и ЕЦБ взяли тот же курс с их ставками по депозитам.

И хотя рост заработной платы в Швейцарии замедлился, (он был 0,6% во втором квартале за истекший год), в сочетании с падением цен, получается фактический выигрыш по доходам, что подстегивает покупательную способность. Между тем, ставка по 10-летней ипотеке составляет всего 2%.

Годами центробанки Японии, Европы и США всеми силами боролись, чтобы увеличить скорость  инфляции и избежать дефляционной ловушки. Они опасались того, что вследствие падения цен потребители будут тратить меньше, ожидая продолжения снижения цен, а бизнес не будет инвестировать в расширение на фоне неопределенности относительно будущей прибыли.

Великая Депрессия, и, ближе к нашему времени, борьба с дефляцией в Японии, длившаяся два десятилетия, приводятся в качестве примеров, иллюстрирующих, почему центробанки должны делать все возможное, чтобы избежать этой ловушки.

Для борьбы с этим риском Федеральный Резерв с 2008 по 2014 тратил триллионы долларов на государственные облигации и ипотечные долги. Позднее, центробанк решил удерживать процентные ставки около нуля, чтобы в течение шести лет способствовать восстановлению экономики, отчасти потому, что инфляция так мала – и осталась без изменений за прошедший год.

Основные центробанки предпочитают годовую инфляцию около 2%, чтобы обеспечить запас прочности против дефляции.

Столкнувшись со стагнацией потребительских цен, ЕЦБ запустил программу выкупа гос. облигаций на сумму €1,1 трлн. ($1,249 млн). Банк Японии так же приобрел широкий ряд государственных и частных активов. Смысл всех этих мер в том, чтобы “противостоять дефляции”. Ведь, когда дефляция укореняется, ее трудно обратить.

Но в случае со Швейцарией, падение цен, в значительной степени привнесенное тем, что аналитики видят как значительно переоцененный франк, явно приносит позитивные плоды. Это заставляет компании повышать производительность труда и оставаться конкурентоспособными на глобальных рынках, в частности, по сравнению с остальной Европой.

Несмотря на силу франка, в прошлом году положительное сальдо торгового баланса Швейцарии составляло почти 5% ВВП, показывая, что ее продукты продолжают оставаться конкурентными на глобальном рынке. Потребительский спрос продолжает расти, хотя рост и составляет только половину от величины трехлетней давности.

“Надо понимать разницу между хорошей и плохой дефляцией. Нет резкого падения, нет роста безработицы в реальном секторе, равно как и нет никаких лопающихся пузырей в других секторах, спрос на внутреннем рынке труда является достаточно устойчивым,” – сказал Александр Кох, экономист Raiffeisen Schweiz в Цюрихе.

Возможно, в этом виноват альпийский воздух, но экономисты из Швейцарского банка международных расчетов (консорциума центробанков), базирующемся в Базеле, также оспаривают некоторые считавшиеся фундаментальными истины о пагубных последствиях дефляции. Это может привести к негативным последствиям, но

“С другой стороны, дефляция может фактически увеличить производство. Низкие цены увеличивают реальный доход и богатство. И также, они могут сделать экспортируемые товары более конкурентоспособными,” – написали швейцарские экономисты в мартовском отчете.

Так почему же центробанки не ссылаются на швейцарский пример? Официальные экономисты пространно рассуждают, что трудно найти различие между хорошей и плохой дефляцией, пока не станет слишком поздно.

Но и в Швейцарии не обходится без трудностей. Чтобы удержать франк в узде, центробанк может быть вынужден еще больше понизить ставки по депозитам, говорят аналитики. Особенно, если ЕЦБ еще больше ослабит политику. Сверхнизкие ставки по ипотечным кредитам и другим формам задолженности могут создать пузыри на рынке недвижимости и на других рынках. Усилие по ограничению роста франка к евро привело центробанк к фиксации потерь в 50 миллиардов франков ($52 млрд.) за первое полугодие этого года. Средний уровень потребительских цен по-прежнему достаточно высок по сравнению с остальной Европой, несмотря на снижение в последние годы.

Но, как говорит Йорг Кремер, главный экономист Commerzbank во Франкфурте, дефляционный опыт Швейцарии показывает, что порой это “далеко не так вредно, как думает большинство людей”.

Источник: The Wall Street Journal


Источник: bitnovosti.com