Чему учит случай Microsoft о регулировании больших технологий в 1990-х

Суть претензий к Microsoft заключалась в том, что компания использовала практики, целенаправленно ущемлявшие её конкурента Netscape, находившегося тогда в зачаточном состоянии. Новый браузер Netscape позволял пользователям настольных ПК получать доступ к товарам, услугам и информации в сети. В 1995 г. Билл Гейтс увидел, что Netscape бросает вызов ОС Windows и предсказал «интернет-волну» конкуренции, грозящую потеснить продукты Microsoft. В ответ Microsoft запустила браузер Internet Explorer, спровоцировав то, что стало известно как браузерные войны и повлекло за собой иск, положивший конец недобросовестной практике Microsoft и чуть не приведший к закрытию компании.

Можно было бы подумать, что иск против Microsoft – без которого, быть может, успех таких компаний, как Google, был бы невозможен – должен был положить начало попыткам контролировать тактику и рост больших технологических компаний. Но это не так. В 2011 г. Федеральная торговая комиссия (FTC, одно из американских антимонопольных агентств) инициировала расследование по Google. Но спустя два года работы было решено не выдвигать обвинений, вместо чего было принято формальное согласие Google изменить некоторые свои практики.

Между тем Facebook, Google, Apple, Microsoft и Amazon продолжали расти за счёт как расширения своего основного бизнеса, так и приобретая другие компании. К 2017 г. эти пять компаний стали крупнейшими в США по рыночной капитализации. Десятилетием раньше в топ-5 входила лишь одна из этих технологических компаний: Microsoft.

Побуждаемые растущей общественной и правительственной обеспокоенностью из-за влияния этих технологических фирм, американские антимонопольные органы теперь решили исправить упущение. Минюст будет отвечать за Google и Apple, а FTC – за Facebook и Amazon. Кроме того, как сообщается, генпрокуроры некоторых штатов рассматривают целесообразность судебных исков, но, что любопытно, среди мишеней нет Microsoft.

Я не могу сказать наверняка, есть ли убедительные антимонопольные аргументы против этих четырёх компаний. Но я могу предложить кое-какие уроки, извлечённые из старого дела Microsoft.

Тяжёлая ноша

Чему нас учит случай Microsoft о регулировании больших технологий в 1990-хНа иск против Microsoft ушли существенные ресурсы. Прежде чем Минюст США подал иск, FTC дважды проводила расследование по Microsoft, и следователи в итоге зашли в тупик касаемо того, стоит ли подавать иск. Тогда вмешался Минюст, чьё расследование длилось 5 лет, пока в 1998 г. не был подан иск, включавший продолжительные переговоры по урегулированию. Microsoft активно оспаривала обвинения в суде и при рассмотрении апелляционной жалобы. На этот процесс ушло ещё три года, что относительно немного для подобных дел. Стороны в итоге достигли соглашения, но процедура возмещения длилась ещё почти 10 лет.

В общей сложности дело Microsoft длилось 21 год, завершившись наконец в 2011 г. А теперь умножьте эти усилия на четыре. В конечном счёте, мы сможем судить о серьёзности правительственных расследований по бюджетным ресурсам, которые получат Минюст и FTC на ведение этих дел.

Им под силу не всё

Чему нас учит случай Microsoft о регулировании больших технологий в 1990-х
Источник: CBS Miami

Антимонопольным органам понадобится сфокусировать свои усилия. В случае Microsoft они могли расследовать и Windows, и Word. Оба были монопольными продуктами, и было сложно понять, какой из них более критичен. На определённом этапе оба продукта были частью дела против Microsoft, но существовал лимит касаемо того, что может рассматриваться одним судьёй в рамках одного дела. Поэтому от дела против Word отказались.

С крупными технологическими компаниями часто связаны монопольные продукты – такие как, к примеру, Google Android и Google Maps/Waze, – но развесистые дела сложны в ведении и понимании как для судей, так и для истцов. На том или ином сравнительно раннем этапе агентствам нужно решить, что наиболее важно, а чем можно пренебречь.

Агентствам понадобится политическая и отраслевая поддержка

Антимонопольные дела против крупных корпораций не ограничиваются судом. Прежде чем подать иск против Microsoft, Минюст США заручился поддержкой ключевых политических игроков, таких как сенатор Оррин Хэтч, который провёл широко освещавшееся слушание с критикой Microsoft. Некоторые компании, ставшие жертвами Microsoft, охотно давали показания. Другие, такие как Dell, остались на стороне Microsoft и предпринимали собственные попытки помешать иску. Посреди разбирательства Microsoft лоббировала в Конгрессе сокращение бюджета Минюста, но министерству хватило поддержки, чтобы блокировать эту инициативу.

Политическое давление в случае, если агентства всерьёз возьмутся за какую-либо из этих компаний – а тем более за все четыре, – будет очень сильным, особенно в сегодняшней крайне предвзятой политической атмосфере. Будет акцентироваться обеспокоенность в связи с Первой поправкой к Конституции США, а также могут быть притянуты вопросы национальной безопасности и торговли. Сейчас, судя по всему, у агентств есть кое-какая политическая поддержка действий против этих компаний, и им нужно эту поддержку принять.

Необходимо взаимодействие

Чему нас учит случай Microsoft о регулировании больших технологий в 1990-х
Источник: Medium

В деле Microsoft требовалось сотрудничество федеральных и региональных агентств. Оно не всегда шло гладко и в итоге расстроилось на стадии возмещения. В этот раз агентствам нужно будет справляться лучше, найдя способы координирования расследований и распределения ответственности.

При этом в последнее время наблюдалось тревожное отсутствие координирования. Десять штатов недавно подали иск о блокировке слияния Sprint и T-Mobile, не дождавшись, когда Минюст примет решение о регулировании. А Минюст попытался вмешаться в дело, которое FTC ведёт против Qualcomm, утверждая, что FTC не уделяет достаточного внимания ожидаемому возмещению. Оба действия были беспрецедентными. Возникает обеспокоенность, что агентства в итоге могут устроить разборки между собой, вместо того чтобы фокусироваться на расследованиях.

Агентствам следует заранее позаботиться о возмещении

Самой сложной проблемой в деле Microsoft был не закон – хотя здесь тоже всё было не совсем просто, – а возмещение ущерба. Хотя агентства обсуждали решения, полный план возмещения был составлен лишь после того, как правительство выиграло дело. Вполне разумно не зацикливаться на возмещении на слишком ранней стадии расследования, поскольку в ходе расследования может всплыть дополнительная информация. В деле Microsoft такой информацией было то, что практика компании была более распространённой, чем изначально считалось. Но чем раньше регуляторы определятся, что они хотят получить от процесса, тем быстрее они смогут структурировать процесс так, чтобы достичь этой цели.

Не стоит беспокоиться о скорости технологических изменений

Чему нас учит случай Microsoft о регулировании больших технологий в 1990-хКазалось, что во время ведения дела Microsoft разрабатывала новые продукты так быстро, что правительству было сложно за всем уследить. Наблюдатели говорили, что Microsoft действует во «времени интернета», тогда как правительство живёт в «правовом времени», из-за чего остановить то, что делает компания, невозможно. Это оказалось неверным, поскольку, хотя постоянно появлялись новые версии, базовые продукты, о которых тогда шла речь, – операционные системы и браузеры – актуальны и сегодня, 20 лет спустя.

На самом деле как раз долговечность этих компаний делает их проблемными. Facebook не был сокрушён новым MySpace, а Google не был потеснён DuckDuckGo. Родители продолжают покупать подгузники на Amazon, тогда как сайт Diapers.com давно канул в безвестность.

Грядут выборы

Над процессом Microsoft висела перспектива смены национальной администрации в 2001 г. Microsoft верно спрогнозировала, что, если удастся отсрочить решение по делу до времени после выборов, то новая администрация Джорджа Буша будет более дружественна, чем администрация Клинтона. Новое руководство Минюста США в итоге приняло от Microsoft условия мирового соглашения, которые многие критиковали как неадекватные.

Во время расследования или судебного разбирательства по текущим делам также состоятся президентские выборы, хотя трудно спрогнозировать, как это может сказаться на конкретных делах против конкретных компаний – как и невозможно спрогнозировать, произойдёт ли собственно смена администрации. Но тем, кто ведёт дела, как минимум придётся принять во внимание то, как президентские выборы могут повлиять на их действия.

Лучше всего противостоять мирным соглашениям

Если дело Microsoft и преподнесло какой-то большой урок, так это то, что общество выиграло оттого, что правительственные агентства противостояли сильному давлению по урегулированию дела до его разрешения в суде первой инстанции и важной юридической победы в апелляционном суде. У судебного разбирательства есть важное преимущество – оно выставляет практику ответчика на свет и создаёт правовой прецедент.

Я считаю это одним из главных преимуществ иска против Microsoft, потому что юридические принципы, применённые апелляционным судом в его решении, были затем задействованы в ряде других, менее громких антимонопольных дел. Будет существовать соблазн урегулировать любое из текущей группы дел, часто по убедительным причинам. Но если имеют место проблемы с конкуренцией, правительство должно донести, что мы собираемся серьёзно за них взяться.

Есть также ещё один ключевой урок: ни одна из этих компаний не является точной копией Microsoft. Каждая представляет своеобразные и сложные проблемы, и Microsoft не может предоставить полную дорожную карту для предстоящих вызовов. В мире – и в интернете – определённо появилось много нового.

Источник


Источник: bitnovosti.com